Кажется, вы заблокировали рекламу. Геральт бы этого не одобрил!
Ведь это наш единственный источник доходов.
Внесите KaerMorhen.ru в белый список AdBlock, пожалуйста.
Поиск: (Минимум 2 символа)
Рекомендуем
Комментарии
Ведьмак
Прохождение
Реклама
Ведьмак 2
Прохождение

"История мира" Том I


Родерик де Новембр
История мира. Том I.


Отпечатано Оксенфуртским университетом в типографии Иоахима Грока, в ознаменование 450-летней годовщины Первой высадки.

Оглавление:

- Первая высадка ( 764 год)
- Эльфийское царство и Махакам в 764 году
- Махакам
- Эльфы
- Брокилон, Дол Ангр и Ард Каррайт
- Дол Ангр(-e) и Ард Каррайт
- Брокилон 8
- Первые крупные поселения
- Третогор
- Цидарис и Мирта
- Марибор
- Новиград
- Вызима и Цинтра
- Истоки Государства
- Овладение Силой
- Вторая и Третья высадки
- Отделение Темерии
- Собор Магов: Распознание Избранных
- Древние культы
- Культ Мелителе
- Храм Вечного огня
- Распад Темерии
- Падение эльфийского государства
- Основание Венгерберга (792)
- Шестилетняя война (804-810)
- Новиградская Уния (812)
- Вэрденский договор

Первая высадка ( 764 год)


Доподлинно известно, что людей до 764 года в Ойкумене не было. Те десятки миллионов, что расселились ныне на побережье великого моря от Буйны на севере до Альбы на юге, произошли от той тысячи с небольшим переселенцев, что высадились в устье Яруги и Понтара с четырех ковчегов.

Сейчас невозможно узнать откуда прибыли наши предки. Памятников иероглифической письменности, которой они пользовались, почти не осталось.

Исследователи располагают лишь списками двух древних кодексов, оригиналы которых сгорели вместе с Миртой во времена восстания Фальки. "Золотое уложение" - свод законов, привезенных из-за моря; и "Огнь небесный" - жреческий катехизис Храма Вечного Огня. Надписи на менгирах дауков, на надгробных плитах в некрополях вожгоров и детолаков, которые расшифровывал Эльтибальд, представляют из себя пророчества, заклятия либо панегирики. А в устных преданиях прошлое, оставленное за морем, до нас не дошло.

Создается впечатление, что открыв для себя новый мир, переселенцы подвергли тщательному забвению мир старый, будто предавая погребению нечто столь постыдное либо невообразимо ужасное, что сама память о прошлом могла привести к погибели.

Все, что нам известно, историки почерпнули из преданий краснолюдов и эльфов. Из-за высокомерия старших рас, с пренебрежением относящихся ко всему человеческому, известно немного. Бальдур аэп Деррион, эльфийский пророк из Ведунов, описывая знамения надвигающегося упадка эльфийских королевств, называет людской флот "Кораблями Изгнанников", а Ида аэп Эмеан называет первых людей "проклятыми за предательство". Опираясь на это можно, конечно, строить какие-то догадки, но они, скорее, почва для поэтических вымыслов, а не для исторических реконструкций.

Из переписки Джоффрея Монка и темерского майордома Бертольда Бергозе известно, что как минимум три корабля, принадлежавших Абраду и Самбуку, поглотил океан. О потерях короля Дезмонда нет достоверных сведений.

Наткнувшись на неизвестный берег, изгнанники разделились: два уцелевших ковчега короля Дезмонда бросили якорь в устье Понтара и Яруги, а корабли Самбука и Абрада Старого Дуба отправились вдоль берега на юг - в поисках другого удачного места для высадки.

Исчисление по новиградскому календарю начинается с момента основания первого поселения - Третогора. По эльфьему исчислению, принятом ныне в Ковире, Эббинге, Назаире, Метине и Нильфгаардской империи, это произошло накануне Саовины 764 года от Сопряжения Сфер.


Эльфийское царство и Махакам в 764 году


Прежде чем рассматривать историю развития людских поселений, нужно сказать несколько слов о том, что из себя представляла Ойкумена во времена последнего всплеска флюктуаций Великой Коньюнкции (или Сопряжения Сфер, по Бальдуру аэп Дерриону).

Благодаря давнему вероломству Абрада Старого Дуба, мы лишены возможности изучать краснолюдские хроники, да и эльфы не спешат распахивать перед людьми двери своих архивов. Поэтому, относительно всего, что касается древнейшей истории старших рас, приходится полагаться в основном на рассказы ренегатов из совета старейшин Махакама, которых приютил в своих стенах Оксенфуртский университет; да на сомнительные пересказы эльфийских преданий, которые можно найти в трудах магов, обучавшихся на заре истории в Лок-Муинне.


Махакам


Судя по всему, испокон веков этот мир безраздельно принадлежал гномам и краснолюдам. До Конъюнкции они жили отдельно и враждовали. Гномы селились в горах, остатки которых теперь именуются Пустульскими, а горный массив Махакама был заселен исключительно краснолюдами.

Сопряжение Сфер принесло им бедствия, пред лицом коих они вынуждены были объединиться: лик земли, в результате катаклизмов, изменился, едва не уничтожив в подземном пламени цивилизацию гномов; и приплыли на своих белоснежных лодках эльфы, как бы предвосхищая грядущую людскую экспансию, которые тут же возжелали избавиться от соседства горных карлов.

Краснолюдами правил король, которому присягнули и гномы. Но однажды династия пресеклась, по причинам, которые упорно замалчиваются.

Каким образом возник теперешний образ правления, нам не ведомо. Но к 764 году в Махакаме уже правил совет старейшин, возглавляемый старостой, которого совет назначает каждые полвека.

Гномы и краснолюды уже обладали глубокими познаниями в металлургии и механике, которые позволяли им проникать в самые потаенные места горного чрева в поисках богатств, строить станки и ваять стальные композитные клинки.

Кормились они охотой и собирательством, а так же тем, что удавалось выменять на изделия ювелиров и кузнецов, до которых эльфы очень падки.


Эльфы


Появление эльфов датируется в пределах первой сотни лет после Великой Конъюнкции. Они привезли с собой глубокие познания в природе вещей, ростки тысячелетней культуры и безумие шовинизма.

Начатая ими война против Махакама, фактически, не прекращалась до тех пор, пока маршал Раупеннак не загнал эльфов на склоны Синих гор, позволив им опытным путем познать все прелести расовой дискриминации.

В 764 году эльфийское царство простиралось на территории нынешних королевств: Редании, Ковира, Каэдвена и Аэдирна. В долине Реки Алебастровых Мостов располагались три сердца эльфийского царства: Лок Муинн - на южных отрогах Махакама (на развалинах этого города позже была выстроена крепость Хагга, ставшая причиной недавней войны между Темерией и Адирном); Бан Ард (теперь там располагается мужская семинария магиков) и Шаэрравед, развалины которого расположены в лесах у отрогов Синих гор.

Хотя эльфов в те времена было много больше, чем теперь, но, тем не менее, их не хватало для освоения территорий южнее Махакама. Немногочисленные города, на развалинах которых позднее были построены некоторые города Цинтры, эльфы покинули задолго до появления людей. Посему крупных поселений, кроме как в долине Понтара, в 764 году не было.

Существуют легенды о "Черных Сеидхе" - отверженных эльфах, которые якобы селились там, где ныне простирается Пустыня Корат. Но о них будет сказано отдельно, когда речь пойдет о появлении Нильфгаарда.

Государственное устройство эльфов Шаэрраведа являло собой теократию: власть всецело находилась в руках касты ведунов - прирожденных магов, чьи способности многократно усиливались системой тайных посвящений.

Эльфы, как и краснолюды, не ведали сельского хозяйства, вынуждая природу к чудесам плодородия с помощью могущества ведунов.


Брокилон, Дол Ангр и Ард Каррайт


Кроме гномов и эльфов, люди встретили множество незнакомых существ. Как правило, смертельно опасных.

Описанием мантикоров и вампиров пусть занимаются зоологи. В данном же обзоре должно упомянуть дриад, чье государственное устройство можно до сих пор наблюдать в Брокилоне.

Дриады (в просторечье - духобабы) - суть одухотворенные существа, живущие лесной жизнью; имеют подобие государственной структуры, искусства и своеобразные ремесла. Весьма глубоки познания дриад о растениях и животных, умеют использовать могущество, сокрытое во всякой жизни. Огнем, однако, не пользуются вовсе.

Мужских особей среди них никто не встречал. Каким образом дриады плодятся никому не ведомо, но известно, что человек мужеского полу может возлечь с дриадой, как с женщиной, и та родит от сего соития духобабского младенца.

Из сего становится понятно, отчего в дриадском обществе царит матриархат и специфическое отношение к насилию над живым существом: будь то эльф, человек, зверь, птица, букашка малая либо былинка, произросшая из земли.

Общение с дриадами кметов, близких земле и принуждавших своим трудом поля родить урожай, привело к образованию друидических сообществ, которые стремятся к бережному овладению миром. От дриад они переняли многую мудрость в познании разнообразной жизни и способы гармоничного сосуществования с лесом.

До прибытия людей было три дриадских царства.


Дол Ангр и Ард Каррайт.


Нынешняя столица Каэдвена не только стоит на фундаментах садов Браиэнн Золотоликой, но и сохранила их название: Ард Каррайт.

В лесах вокруг Ард Каррайта проживало самое многочисленное дриадское сообщество до времен войн маршала Раупеннака. Сады Браиэнн Золотоликой, да и сама королева дриад, погибли от рук темерских конквистадоров под командованием Бертольда Бергозе.

Дриады Дол Ангра жили в верховьях Яруги, где до сих пор растет великолепный корабельный лес. Дриады заселили эту местность уже после появления на побережье людей. Дриады Дол Ангра проиграли в войне с содденскими беженцами и были вытеснены на север. Впрочем, после них осталось сильнейшее друидское сообщество, расположенное в Каэд Дху.


Брокилон


Расположен на территории нынешней Темерии.

В Брокилоне находятся священные пещеры Крааг Ана и Дуэн Канэлль. Дуэн Канэлль - это Место Дуба, Сердце Брокилона, обиталище верховной дриады и жриц, хранящих древние дриадские традиции.

До 1043 года лес Брокилон оставался неприкосновенным и людские владыки чтили чужую святыню. Но короли Темерии стали нуждаться в большом количестве дешевого леса и инцеденты на границах Брокилона не прекращаются до сих пор.


Первые крупные поселения



Третогор


Первое людское поселение основал Дезмонд весной 764 на развалинах заброшенного эльфийского города, к западу от устья Понтара и Яруги, и назвал его Третогор.


Цидарис и Мирта


Названия первых поселений, основанных к югу от Яруги, на территории нынешней Цинтры, не сохранились (как, впрочем, и сами поселения). Трижды драконы, населявшие горы Амелл, что за Марнадалем, выжигали дотла деревянные городища, пока Джамбатиста не получил в свое распоряжения нескольких ифритов, с помощью которых смог противостоять огнедышащим ящерам.

Посему, первым городом короля Самбука считается Цидарис, который был основал в 773 году.

Мирта была построена в том же году в течение несколько месяцев с помощью заклинаний Яна Беккера и Раффара Белого на фундаментах неизвестного происхождения, которые были обнаружены на скалистых морских пляжах неподалеку от Яруги.


Марибор


Основан Абрадом в 774 году у западных отрогов Махакама для удобства торговли с краснолюдами и освоения земель севернее Понтара.


Новиград


Когда в 776 году с востока в Реданию хлынула нечисть, а с севера ворвались орды детолаков, государственные запасы, центральное святилище и влиятельные семьи переехали из Третогора на острова дельты, где Яруга и Понтар, сплетаясь, впадают в море. Так появилась вторая реданская столица.


Вызима и Цинтра


В 780 году умер Самбук. Одновременно с этим Джамбатиста поссорился с Беккером и, оказав поддержку принцу Беренгару, помог ему перенести столицу.

Цинтра была построена на развалинах эльфийского города Бен Глеан, опустошенного драконами за несколько столетий до Первой высадки.

Абрад Старый Дуб в том же году начал восстановление разрушенного эльфами древнего гномского поселения Вызима.


Истоки Государства


Высадившиеся на побережье люди представляли из себя устоявшиеся сообщества, находящиеся в уже сложившихся на тот момент отношениях. Каждый клан имел собственного лидера и некий зародыш Государства. Кроме основателей династий и их челяди, на кораблях размещались принадлежащие им рабы и имущество.

Абрад Старый Дуб (основатель первой темерской династии) и Самбук (основатель цинтрийского правящего дома Владык Побережья) завидовали богатству Дезмонда, еще до того как отправились в путешествие. Существует предание, что посреди моря от этой зависти разыгралась морская баталия, в которой и потопла большая часть первопоселенцев.

Но не только зависть была тому причиной. Судя по рудиментарным предрассудкам о первенстве Цинтры, до сих пор существующим в дипломатии, Самбук был больше чем предводитель самого воинственного клана. Он был первым среди равных, носителем церемониальных функций патриарха и сомнительного право верховного суда. Хотя власть Самбука была, скорее, формальной властью, позволявшей озвучивать общее мнение и возглавлять совместные военные походы, чем императорским всемогуществом; но, по имевшим место законам, властные претензии Дезмонда рассматривались как бунт.

Дезмонд - самый богатый и могущественный из трех владык, от которого берет свое начало реданское королевское древо - был младшим братом Самбука и принцем крови. Его сокровища и властность вошли в поговорки. Ему подчинялись два из четырех прибывших кораблей. Существует предание, что к берегам нового мира стихия принесла лишь пятую часть флота короля Дезмонда.

Абрад Старый Дуб, в отличии от Дезмонда, неотступно чтил верховенство Самбука. Как, впрочем, и Ансельм Крайт - будущий правитель Цидариса, Анджей Лещинский - первый князь Соддена, а так же бароны Аттре и Виерак.

Имея превосходство по числу воинов и сохранив свои корабли (ковчеги Дезмонда, вскоре после высадки, были разбиты бурей о прибрежные скалы); Самбук без труда мог уничтожить мятежного брата, но борьба за выживание заслонила на время кровную вражду.

Укрепившись на новых землях, Самбук объявил себя Владыкой Побережья. Но, не имея возможности вторгнуться во владения брата, Самбук был вынужден особым вердиктом объявить земли к западу от дельты Понтара предоставленными во временное владение Дезмонду на правах аппанажа. Таким образом он сохранил лицо и отложил неизбежное кровопролитие в будущее. Ибо, после смерти Дезмонда, его земли, по законам "Золотого уложения", должны были перейти к одному из сыновей Самбука.

"Золотое уложение" - свод законов, по которому формально строилась жизнь в государствах побережья до принятия Новиградской Унии. А на юге, в Нильфгаарде, где Новиградскую Унию не признают, "Золотое уложение" до сих пор является основным законом государства, на котором основываются все нововведения, которых потребовала реальность нового мира.

На самом же деле, полного свода "Золотого уложения" не существует. Посему, исследователю доступны лишь обрывки кодекса, хранящиеся в Оксенфурте и Цинтре, а так же несколько более полный вариант, находящийся в императорском дворце Кастелль Граупиана.

Ежели судить по этим источникам, которые нынешние северные вельможи стремятся объявить ересью, там, откуда прибыли первопоселенцы, государство было устроено весьма разумно, дабы не было в его пределах ни нищих, склонных к мятежам, ни князей, склонных к своеволию. Налоги, суд и армия находились в собственности государства, которое управляло жизнью народа с помощью чиновников. И не было места для междоусобиц там, где власть монарха была абсолютной.

Но попытки Самбука устроить в своем королевстве такой же порядок, как и в отечестве, завершилось провалом.

Из-за расстройства финансов (ибо золото надолго потеряло свою ценность там, где из-за недостатка продовольствия люди стали питаться кореньями и дичью) правительство перестало платить жалованье деньгами, а стало выдавать его натурой: назначенные королем епархи кормились с тех земель, которые оберегали.

В условиях постоянной борьбы со страховидлами воины, оберегавшие поселения, стали цениться гораздо выше кметов, кормивших государство. Поскольку епархи сами набирали себе воинов, то воины испытывали личную признательность к непосредственному военачальнику, а не к государю. Так из исполнителя закона чиновник стал собственником закона и хотел передать собственность по наследству.

Однако, нет худа без добра.

В новых условиях рабство, распространенное на родине первопоселенцев, стало нецелесообразным. И Самбук, и Дезмонд, остро нуждаясь в увеличении количества подданных, освободили всех привезенных невольников. По законам того времени, семья не могла иметь меньше пятерых детей, а девушки должны были выдаваться замуж по достижении половой зрелости.


Сторонникам Дезмонда несказанно повезло. Во-первых, земли, ставшие колыбелью реданской государственности, были совершенно непривлекательны для эльфов, но давали обширные возможности для земледелия и скотоводства.

Во-вторых, реданцы получили возможность обосноваться до начала весеннего сева, поскольку, незадолго до появления людей представители устрашающего бестиария тварей Тьмы покинули побережье.

Вопреки мнению, которое запечатлено в народных сказках, несметные богатства Дезмонда заключались вовсе не в сундуках с золотом и самоцветами, а в семенах, бережно сбереженных в корабельных трюмах, и племенных животных, которые прибыли на его кораблях вместе с людьми. Имея каждой твари по паре, запас семян, теплое море под боком и обилие плодородных почв, да ко всему этому, располагая форой в двенадцать лет - подданным Дезмонда было легко возродить на новых землях хозяйственную мощь. Золото и самоцветы Дезмонда выросли на полях Бремевоорда. Земли между Понтаром и Яругой надолго превратились в житницу ойкумены, пока их не истощила примитивная агротехника.

Первые двенадцать лет правления короля Дезмонда легли в основу мифа о "золотом веке".

Но подданным Дезмонда, как и жителям нынешнего века, даже в самом страшном кошмаре не приснилось бы время тьмы, пришедшее на смену "золотому веку".

Переселенцы же с двух других кораблей начали битву за выживание едва ступив на берег земли-мачехи.

До тех пор, пока Капитул не обличил в ересях тайные ордена, а укрывшиеся от преследований в Каэр Морхене маги-ренегаты не изготовили в своих подвалах армию ведьмаков(т.е. больше двухсот лет со дня Первой высадки); кметы выходили на жатву вооруженными толпами, деревни окружали тройным частоколом, купеческие караваны напоминали колонны наемников, а на защитных валах немногочисленных городищ денно и нощно стояли готовые к стрельбе катапульты.

Это теперь барон не позволяет забить вилохвоста, потому что это, вероятно, последний драконид в радиусе тысячи верст и уже вызывает не страх, а сочувствие и ностальгию по ушедшему времени. Тролль под мостом сжился с людьми, он уже не чудовище, которым пугают детей, а реликт и местная достопримечательность, к тому же полезная. Чудища сидят в чащобах и неприступных горах, став одним из программных пунктов партии друидов по защите от вымирания редких видов...

Пятьсот же лет назад мы, люди, были здесь незваными гостями. Здешними землями владели драконы, мантихоры, грифоны и амфисбены, вампиры, оборотни и упыри, кикиморы, химеры и летюги. И землю приходилось отбирать у них клочками, каждую долинку, каждый перевал, каждый бор и каждую поляну.

В сей битве со стихиями природными победа людская не смогла бы совершиться без овладения тайными связями, на которых держится мироздание. Первые маги, которым покорилась стихия, воистину, достойны вечной памяти в сердцах человеческих, не взирая на ту неблаговидную роль, которую они сыграли впоследствии в междоусобицах и борьбе за власть.


Овладение Силой


До распознания избранных в 782 году было всего пять магов: Ян Беккер, Джамбатиста, Раффар Белый, Иво Рише и Джоффрей Монк.

Ян Беккер стал первым, кому открылась Сила. Он был оруженосцем Ансельма Крайта, воина короля Самбука (тот самый Крайт, который основал Цидарис и стал первым епархом этого города). Беккер в своем "Невидимом мире" утверждает, что Сила вошла в него вместе с криками о приближении берега; и, почерпнув из "линий воды", он успокоил море, что, якобы, позволило совершить удачную высадку. Гораздо вероятнее, что во время первого путешествия Беккера, вместе со спутниками перевесившегося через борт, выворачивало наизнанку. Силой удалось овладеть лишь после высадки, которая по странной случайности оказалась удачной.

Джамбатиста, прибывший на одном корабле с Беккером, был воином из дружины Абрада Старого Дуба. Силой он овладел спустя год после высадки, во сне, в котором был подвергнут жесточайшему посвящению неизвестными духами.

Раффар Белый овладел силой совершенно случайно. Он был одним из нескольких кметов, которых Самбук выделил Беккеру и Джамбатисте для раскопок на месте обнаруженного в долине Марнадаля древнего некрополя. Он первым наткнулся на укладку сосудов с запертыми в них гениями стихий. Раффар вскрыл один из кувшинов и овладел силой д`ийна - гения воздуха.

Необычайный талант первых чародеев, позволивший в короткие сроки овладеть великим могуществом, сыграл решающую роль в битве первопоселенцев с негостеприимным миром. Они управляли погодой, лечили (по некоторым сведениям даже воскрешали), строили, противостояли драконам, мантихорам и амфисбенам.

То, что эльфы первые двадцать лет контактировали исключительно с людьми Дезмонда, стало причиной появления двух магических школ.

Есть основания полагать, Иво Рише и Джоффрей Монк овладели Силой с помощью эльфов. Хотя маркиз де Пеллиграм в "Истории войн" и Эльтибальд в "Трактате о жизни" это отрицают. Но вряд ли кто-нибудь возьмется отрицать, что маги Дезмонда своими усилиями надолго отложили резню, которую устроил в конце концов маршал Раупеннак, поскольку были кровно заинтересованы в знаниях получаемых от эльфийских Ведунов.

В отличии от последователей Беккера, которые убеждены в ведущей роли эксперимента; сторонники Рише и Монка отстаивают святость канонов и традиции. Два течения в магической науке сохранились до сих пор, и противостояние между сторонниками двух партий привело в конце концов к V Магической Войне 1090-1093гг.


Вторая и Третья высадки


Корабли Дезмонда и Самбука стали не единственными жертвами кореолисовой силы сопрягающихся Сфер.

В 774 году к Побережью прибыло два флота: один - далеко на севере, в устье реки Тойна; второй - вошел в порт Цидариса.

Высадившиеся на севере из своих плоскодонных посудин детолаки, были дики и кровожадны. В 776 году они двинулись на юг и напали на реданские поселения. Однако, имея лишь бронзовое оружие и не имея познаний в стратегии и тактике, они были наголову разбиты войсками Дезмонда, вооруженных махакамской сталью, конницей и заклинаниями Монка. Впрочем, те битвы были самые не кровопролитные в истории. Людей не хватало. Поэтому врага стремились взять в плен и заставить работать на подвластной им земле, а не удобрять эту самую землю телами противников.

Остатки детолаков к осени бежали туда откуда пришли, и вскоре сгинули в болотах Повиса, оставив после себя лишь несколько менгиров испещренных надписями.

Если с детолаками, судя по некотором обмолвкам в мемуарах Монка, первопоселенцы уже имели когда-то дело в том мире из которого пришли; то прибывшие на пяти многоярусных галерах подданные Беренгара вар Дадыра, имели иное происхождение.

Возникший было конфликт, с помощью магов, удалось уладить без военных столкновений, не взирая на то, что прибывшие говорили на ином языке. Беренгар получил в жены старшую из дочерей Самбука, весьма кстати овдовевшую за год до того. Иноземный королевич, таким образом, занял вакантное место наследника престола, а прибывшая на галерах знать принесла присягу и была уравнена в правах с приближенными Самбука.

Третья высадка произошла 781 году и принесла на побережье племена дауков и вожгоров.

Дауки высадились на территории нынешней Темерии и независимо развивались до 810 года, пока семейство вар Дадыров со своими сторонниками не поглотило эту интересную цивилизацию.

Дауки попытались отвоевать себе жизненное пространство за Марнадалем, но потерпели поражение от драконов, все еще селившихся в горах Амелл, и добровольно подчинились власти Самбука, найдя в его лице защитника и увеличив число его подданных.


Отделение Темерии


Смерть Самбука (780) является примером того, как, порой, много зависит от выдающегося человека. Последствия этой кончины были столь же многочисленны, сколь и благотворны.

Уже несколько лет дряхлеющий король находился под влиянием Яна Беккера. Столица была перенесена из Цидариса в Мирту. Дошло уже до того, что казни и пожалования стали осуществляться не именем короля, а именем его могущественного министра.

Одна часть знати была недовольна тем, что оказалась в зависимом положении бывшего стремянного; другая была недовольна переговорами, которые Беккер вел с Дезмондом; а сторонники министра были недовольны тем, что он проявляет крайнюю нерешительность и медлит с тем, чтобы вырвать власть из слабеющих рук старика-самодержца.

Перед смертью Самбук подписал завещание, по которому вся полнота власти переходила не к его потомкам, а к Яну Беккеру, "чья мудрость и заслуги перед обществом общеизвестны".

Первым явным последствием этого стал оживленный спор между Беккером, не собиравшимся отказываться от власти, и Джамбатистой, который полагал, что маг не должен мараться о земные дрязги простых смертных. Спор плавно перешел в ожесточенную магическую дуэль, в результате которой третья часть Цидариса, в котором происходила дискуссия, была разрушена, а жители разбежались и в течении нескольких месяцев не решались вернуться в свои дома.

После Самбука осталось три дочери, старшая из которых - Агнесс, как уже было сказано, была выдана за муж за предводителя нильфгаардцев Беренгара. Оный Беренгар не согласился с волеизъявлением почившего монарха, ибо, женившись на королевской дочери и подчинив прибывших с ним поселенцев власти Самбука, заключил негласный договор, по которому корона должна была достаться ему. Поддерживаемый собственной знатью, а так же соотечественниками Самбука, недовольными сношениями Беккера с Дезмондом, Беренгар покинул Мирту, основал новую столицу (давшую впоследствии название всему королевству) и был коронован на царство среди развалин древнего эльфийского храма.

Абрад Старый Дуб, возглавлявший партию тех, кто не желал подчиниться бывшему плебею, справедливо рассудил, что Беккер права на корону не имеет, а принц Беренгар коронован вопреки завещанию - то есть противозаконно. Поэтому он отказался подчиниться как первому, так и второму, и объявил себя суверенным владыкой Темерии, определив границами своих владений естественные преграды: Понтар на юге и отроги Махакама на севере.

В конце концов, результатом смуты, продолжавшейся не больше пяти лет, явилось: появление нового государства, возвышение семьи Дадыров, изоляция Мирты (поскольку Беккер лишился вскоре почти всех своих сторонников, ибо стремился не дарить земельные наделы, а конфисковывать), а так же тотальное истребление драконов гор Амелл (без которого было немыслимо освоение плодородных земель долины Марнадаля).

Самым же главным следствием смуты был Собор Магов.


Собор Магов. Распознание Избранных.


Весной 783 года стало ясно, что политика Яна Беккера полностью провалилась, и наступило идейное торжество Джамбаттисты. Иллюзия единства государства Самбука развеялась, его запреты и проклятия утратили силу. Посольства Дезмонда были благосклонно приняты в Цинтре и Вызиме. А пятеро людских магов, ничего больше не опасаясь, съехались в Мирту и заперлись там на долгие три месяца, погрузившись в медитации и размышления об общем благе.

Результатом этих размышлений стало тотальное тестирование поселенцев на наличие у них способностей к магии.

Для того, чтобы возвести крепостные укрепления без чудес, нужно было оторвать от земли не одну сотню кметов и потратить не один год; с помощью заклинаний расходы уменьшались на порядок. Кроме стен и башен нужны были дамбы, волноломы, благоприятная погода, излечение больных. В первые годы, когда общество стремилось к выживанию, а не к приумножению, маги творили чудеса совершенно бескорыстно, чем и снискали себе всеобщее почтение и благоговение. Их носили на руках, облачали в багряницу и селили в лучших домах.

Но пятерых чародеев катастрофически не хватало на все потребности стремительно увеличивавшихся и расширявшихся людских поселений. Даже пользуясь телепортами и заклинаниями левитации они не успевали помочь всем нуждавшимся. Поэтому нет ничего удивительного в том, что население не сильно сопротивлялось, когда благодетели принялись изымать детей, наделенных необходимыми для чародейства талантами.

Беккер, Рише и Монк все лето занимались поиском Истоков, в то время, как Джамбатиста и Раффар Белый, пользовавшиеся наибольшим политическим влиянием, добывали правдами не правдами абсолютное право на то, чтобы найденных детей отнять у родителей и отправить в Мирту для дальнейшего обучения.

Правители прониклись важностью проблемы и смирились с потерей будущих воинов и матерей будущих воинов. Были изданы соответствующие вердикты, а Беккера с Монком сопровождали специально выделенные для этого солдаты.

Нужно сказать, что дети изымались вне зависимости от положения в обществе их родителей и согласия оных на эдакое самоуправство, что опровергает гипотезу Никодимуса де Боота, о номинальности власти королей в раннюю эпоху и демократическом устройстве первых государств.

Треть отобранных детей, однако, была потеряна. Сумасшествия, параличи и внезапные смерти закономерно следовали из отсутствия методы для обучения юных тонкостям чародейства.

Путь эксперимента был скомпрометирован. Джеоффрей Монк был вынужден воспользоваться своими связями среди эльфийских ведунов и отправился в горы Понтара, тогда еще носившего название Aevon у Pont ar Gwennelen. Река Алебастровых Мостов. Монк отправился в Лок Муинн, чтобы склонить тамошних эльфов принять для обучения группу детей-Истоков. Среди этих детей были прославленные в последствии магики: Агнесс из Гланвилля (первая женщина-чародейка), Герберт Стаммельфорд, Аврора Хенсон и Радмир из Тор Карнедда, Эльтибальд, Нина Фиораванти, Клара Ларисса де Винтер, Иянна из Мурривеля, Норт Вагнер и ее сестра Августа, Марквар, Рейеан, Бианка д'Эст, Жейд Глевиссиг, Летисия Шарбоннэ, Илона Ло-Антиль, Калра Деметия Крест, Виолента Суарец, Эйприль Венхавер... И единственные из ныне живущих - Тиссая де Врие и Герхарт из Аэлле, именующийся Хеном Гедымгейтом


Древние культы



Культ Мелителе


Поклонение женственности, силам плодородия, пассивному мировому началу, божеству перерождения и смерти.

Универсальный архетип. Появился независимо у дриад, эльфов, людей.

Методы воздействия жриц культа - побуждающие, провоцирующие ожидаемую реакцию.

Воздействие на живое: усиление репродуктивных функций, целительство, воспитание.

Центральное святилище культа Мелителе - на северо-западе, в Элландере.

Подобный культ у эльфов - поклонение Dana Meabdh - сердце которого расположено на юго-востоке, в Доль Блатанна.

В Махакаме, при всей структурированности их воззрений, Дева Светловолосая весьма почитается под именем одного из вселенских духов "Bloemenmagde".


Храм Вечного Огня


Привезенная людьми религия. Агрессивная и проповедническая.

Жрецы питают свои воздействия огнем, коий приравнивают к самой жизни, что пламенеет во всех существах и растениях. Воздействуя на суть, а не на форму.

Эльфы огня сторонятся.

Краснолюды используют огонь разрушительной силы. Их культ совершенно иной и с Храмом Вечного Огня в столь же плохих отношениях, что и нильфгаардская ересь о Белом Пламени, основанная на эльфьем эсхатологическом пророчестве.


Распад Темерии


Абрад Старый Дуб заведовал при Самбуке охранными поселениями, отрядами, занимавшимися разведыванием новых земель, а так же флотом. Он первым сошелся с краснолюдами и сделал так, что помимо него никто не мог сообщаться с Махакамом, даже агенты Дезмонда.

Однако, в 789 году махакамский староста, благоволивший Абраду, скончался при странных обстоятельствах. Среди старейшин, собравшихся для избрания нового главы, начались раздоры: одна партия, видевшая в людях великое зло, восстала против другой, которая видела в людях союзников в борьбе против эльфов. Но, поскольку часть сторонников Абрада из среды краснолюдов и гномов была занята на возведении укреплений Вызимы и Марибора, партия ксенофобов одержала победу. Некоторые из старейшин бежали из Махакама вместе со своими сторонниками и направились к Абраду, ища у него защиты от притеснений.

Абрад же, видавший несметные богатства, коими набиты были сокровищницы махакамские, смекнул, что можно опустошить их под благовидным предлогом восстановления законности и порядка.

Возмутившись несправедливостью, которую узурпаторы сотворили с его друзьями, Абрад поклялся покарать негодяев.

В те времена, нужно сказать, в горах и предгорьях махакамских было множество поселений. Все они были захвачены и разграблены Абрадом, в том числе и три крупных города: Кадум, Иббур и Азеш. Уцелела лишь одна крепость на горе Карбон, у которой подземных этажей, в десять раз больше чем надземных.

Погнавшись за синицей Абрад, однако, упустил журавля: лояльные совету старейшин краснолюды успели скрыться в шахтах и пещерах, и, даже с помощью махакамских мятежников, было невозможным выколупать из подземелья таящиеся там богатства, которых было неисчислимо больше, чем награбленных в разоренных городах.

Компания прекратилась сама собой, когда в 790 году Абрад Старый Дуб погиб в одной из стычек.

От Абрада остался малолетний сын Гоидемар. Власть при нем захватила его тетка, алчная и слабая, сестра погибшего короля - Долилла.

Нет большего зла для государства, чем власть женщины. Она озабочена не общим благом, а тем, как удержать власть, полученную незаконным путем.

Чтобы привязать к себе сановников, назначенных братом, Долилла осыпала их подарками и землями, чтобы те чувствовали личную государеву милость и платили за то своей верностью. И вот что из этого вышло.

За время правления Абрада в Темерии для удобства управления были образованы провинции: Бругге, Верден, Виерак и Элландер. Марибор, ставший большим торговым городом, вместе с сопредельными землями, образовывал отдельную область.

Через пять лет после смерти Абрада королевство развалилось на пять княжеств и погрузилось во тьму междоусобиц.

И много бед произошло впоследствии от правления этой женщины.


Падение эльфийского государства


Эльфы Лок-Муинна занимались не столько обучением, сколько исследованием оказавшихся в их руках детей. Возможности, сокрытые в человеческом естестве, настолько ужаснули эльфийских ведунов, что они прервали обучение Избранных, и выставили их за ворота за несколько месяцев до войны, развязанной Абрадом Старым Дубом. Темерская агрессия против Махакама вызвала среди эльфов панику. Они запретили людям появляться поблизости от своих поселений и начали строительство крепостей на границе.

Усилиями Иво Роше и Раффара Белого в 790 году удалось удержать гордых князей от немедленного вторжения. На границе эльфийского царства было организовано торговое поселение Пена, где происходил обмен между двумя цивилизациями, без нарушения запрета на пересечение границ.

Маги, а так же эльфы, породнившиеся с влиятельнейшими людскими семействами, курсировали между Лок-Муинном и Новиградом пытаясь предотвратить войну. Но их усилиям не суждено было увенчаться успехом.

Летом 791 года мир содрогнулся серией землетрясений, в горах Амелл проснулись вулканы и над землей пронеслись ураганные ветра. Далеко на юге открылся сильнейший источник Силы. Архимагистры Мирты, как мотыльки на огонь, все как один ринулись туда, понадеявшись, что без их ведома никто не решится предпринять какие-либо решительные меры по отношению к эльфам.

Редания и Темерия, кроме землетрясений и ураганов, пережили очередной наплыв разнообразной нечисти. Жрецы Храма Вечного Огня тут же принялись вопить на всех площадях и перекрестках, что это дело рук эльфийских выродков. В отсутствие магиков некому было утихомирить их, реданская знать давно уже с вожделением поглядывала на земли по ту сторону эльфийской границы, а кметы были настолько раздосадованы загубленным урожаем, что за считанные дни у Пены собралась армия в несколько тысяч человек, пылающих ненавистью и алчущих крови.

Возглавил эту армию возмездия молодой маршал Раупеннак из Третагора, прославившийся победой над детолаками.

События развивались стремительно.

Перерезав 5 сентября всех эльфов в Пене, Раупеннак совершил стремительный марш-бросок и спустя два дня с наскоку захватил Лок-Муинн - единственное эльфийское поселение, обладавшее укреплениями, которые могли потребовать многомесячной осады. Перебив всех эльфов, невзирая на возраст и пол, Раупеннак оставил в Лок-Муинне немногочисленный гарнизон и двинул свою армию к Эст Хэмлету.

Однако осада продлилась не дольше недели, ибо укрепления этого поселения были не в пример хуже, чем выстроенные в Лок-Муинне против краснолюдов.

Решающее сражение произошло в середине октября, в дневном переходе от Шаэрраведа.

К тому времени под командованием Раупеннака было уже две армии - вторую составляли темерские князья и пожилые вельможи Дезмонда со своими дружинами, которые, заслышав о победах ополчения, тоже решили поживиться легкой военной добычей. Эти армии шарили по обе стороны Понтара, убивая эльфов и творя литургию Вечному Пламени из их прекрасных дворцов.

Битву у Шаэрраведда эльфы проиграли, не взирая на то, что на стороне эльфов были заклинания их ведунов. В войсках Раупеннака было много жрецов, а сила ненависти бойцов была настолько велика, что теургия, которую творили клирики, свела на нет магию противника. Бойцы же из эльфов в те времена были никудышные. Не помогло им даже то, что люди сражались на два фронта.

Основная масса темерских воинов оборонялись против дриад Брокилона (которые, будучи верны заключенному с эльфами союзу, напали на Бругге) и краснолюдов, которые напали на Элландер и восточные окраины Редании. Беренгар вар Дадыр со своими войсками противостоял дриадам и эльфам Дол Ангра.

Разграбив Шаэрравед, Раупеннаку пришлось проигнорировать жрецов, призывавших добить проклятых нелюдей и уничтожить их последние пристанища в Доль Блатанне и Синих горах.

Потери, не смотря на помощь богов, были велики, надвигалась зима, начались перебои с продовольствием из-за чрезмерно растянутых коммуникаций, темерские дружины отправились спасать собственные имения. Посему маршал заключил на развалинах Шаэрраведа мирный договор.

Эльфий ультиматум, запрещавший людям пересекать границы их царства, остался в силе, только границы теперь стали совсем другими и эльфийское царство от этого сильно усохло. Шаэрравед, однако, маршал милостиво вернул хозяевам в обмен на пару возов с золотом.

Нужно сказать, что ни один чародей не участвовал в той войне: архимагистры, как уже было сказано, пытались овладеть источником Силы, открывшимся в тех местах, где "черные сиедхе" открыли Врата и ушли в иной мир. А молодежь, изгнанная из Лок-Муинна, была заперта в Мирте под присмотром Иво Рише, который был поэтом, политикой совершенно не интересовался и проигнорировал разразившуюся войну.

Жрецы, соперничавшие с чародеями за власть при королевском дворе, поспешили объявить их в сговоре с эльфами и преступном недеянии. И это обвинение нашло самый широкий отклик во всех слоях общества, потому что за последний десяток лет чародеи испортили свою репутацию, превратившись в глазах народных из спасителей и чудотворцев в гнусных проходимцев, сосущих кровь народа и выедающих его мозг.

Чародеев так долго убеждали в их исключительности и высокопоставленности, что они поверили в это. Без полезных чудес жизнь стала немыслима, как для кмета, так и для вельможи. Антитрестовских законов еще не придумали. От этого услуги магов все больше дорожали, а почтение и благоговение народа сменялись завистью и ненавистью.

Война с эльфами разбила чародейскую монополию, как яйцо. Клирики спасли от пожаров множество эльфьих манускриптов, из которых многому научились. Стало понятно, что жрец, с помощью молитвы овладевающий силой народной веры, справляется с непогодой или возведением дамбы немногим хуже чародея, овладевающего силой природы с помощью магических формул.

Маги же, вместо того, чтобы совместно защищать свои интересы, совершенно разругались. Причиной тому стали: коллекция магических артефактов, которая хранилась в Мирте:.


Основание Венгерберга


То, что победоносный маршал был назначен наместником на завоеванных землях, никого не удивило. Дезмонд даровал Раупеннаку и его командирам гербы и печати. Королевским указом переселенцам на восток было даровано освобождение от пошлин на пять лет и право на государственную ссуду.

В 792 году в центре своих владений основал город Венгерберг.

Несколько позже на торговом тракте в гномскую цитадель Ривию возник город Альдерсберг, а с распространением поселенцев на север по притокам Понтара была основана крепость Эйсенлаан, призванная оберегать границу с эльфийским царством.


Шестилетняя война (804-810)


В 804 году умер Дезмонд.

Двумя годами раньше от оспы умер его сын Радовид.

Трон должна была наследовать его дочь - Береника. Но тому помешали жрецы. Они заставили принцессу подписать отречение от престола в пользу иерарха Новиграда.

Это возмутительное самоуправство и положило начало шестилетней войне.

В Цинтре, с подачи Джамбатисты и Монка, вдруг вспомнили, что Дезмонд, будучи младшим братом самодержца Самбука, владел Реданией по праву принца крови временно, до появления наследников Самбука.

Фергус вар Дадыр (сын Беренгара и внук Самбука) воспользовался этим и объявил себя Владыкой Побережья, а жрецов - ворами и разбойниками, расхищающих государственное добро; и пообещал скорое возмездие. Жрецы в ответ на это лишь посмеялись, потому что между ними и Цинтрой находились полноводная Яруга, все лодки на которой принадлежали новиградским купцам.

Однако им неведомо было, что еще при Беренгаре, в поселение близ устья Марнадаля под названием Гленвилль, были сооружены верфи для постройки галер. Собрав войско и погрузив его на корабли, Фергус без труда вошел устье Яруги и Понтара и высадил на реданском берегу десант.

В то время в Редании было три больших армии: одна стояла в Рынде, резиденции герцога Нитерта, на случай возвращения детолаков; другая в Пене, под командованием майордома Бертольда Бергозе, который воевал против краснолюдов и оберегал мосты через Понтар; третья армия располагалась в Венгерберге в распоряжении маршала Раупеннака.

Все они были далеко и никто не помешал Фергусу захватить Третогор, спалить новиградский флот и осадить Новиград. Он разбил на берегу дельты лагерь, красотою своей подобный городу, с валами, палатками, кумирнями и рынком позади лагеря, на котором слетевшиеся торговцы скупали задешево богатую добычу.

Однако захватить реданскую столицу было не так просто. Построенную на островах дельты крепость можно было штурмовать только с кораблей. Взять Новиград измором было еще труднее, поскольку в нем располагались государственные запасы продовольствия и оружейные склады. Подпалить же город, в котором располагался верховный иерарх и владыка Вечного Пламени, было совершенно невозможно.

Тем временем Монк, будучи придворным магом перешедшим к Фергусу от отца по наследству вместе с короной, побывал в Рынде и нашел в лице герцога Нитерта единомышленника. Монк стремился уничтожить жрецов из-за порушенной монополии на чудеса, а герцог хотел того же самого, ради храмовых земель. Объединив усилия, они в течении месяца овладели севером страны, разрушили там все храмы и поделили меж собой освобожденные угодья.

Пока Фергус пытался усмирить своих реданских подданных, Гоидемар Темерский, сын Абрада Старого Дуба, по совету Раффара Белого, разыскал принцессу Беренику и спешно женил на ней своего десятилетнего сына Виллебальда, который становится, таким образом, королем Редании.

Объявив себя защитником реданской монархии, Гоидемар поклялся очистить Реданию как от иноземных захватчиков, так и от жрецов. Реданский граф де Руйтер, обиженный тем, что ему ничего не досталось при дележе храмовых земель, принес вассальную присягу новому реданскому королю Виллебальду и заключил союз с Гоидемаром, который обещал ему в случае победы подарить жезл коннетабля и владения герцога Нитерта.

Маршал Раупеннак повесил на стенах Венгерберга как послов от Фергуса, так и послов Гоидемара и Раффара Белого. Ибо обязан был своими победами жрецам, чьи позиции в Венгерберге были сильнее, чем где бы то ни было.

Раупеннак принес присягу новиградскому иерарху. Однако, он не мог сразу же выступить на помощь Новиграду, поскольку целиком был занят укреплением своих позиций на завоеванных территориях, которым постоянно угрожали набегами краснолюды Махакама и дриады Ард Каррайта.

807 год


Воспользовавшись тем, что архимагистры отсутствовали, занятые политикой и войной, самые выдающиеся из адептов Лок Муинна (в их числе Тиссайя де Врие и Хен Гедымгейт) захотели независимости, пробрались в хранилище Мирты и ограбили его. Там было великое множество магических артефактов, накопленных архимагистрами за долгие годы практики. После чего сбежали на развалины Лок Муинна.

Попытавшиеся усмирить беглецов, архимагистры потерпели поражение у Лок Муина.

Вскоре восставшие маги перебрались оттуда в Венгерберг, пытаясь найти покровительство маршала Раупеннака и принять участие в разразившейся войне.

До 808 года война продолжалась с переменным успехом, однако ни одна из сторон не добилась реального преимущества. Владельцы земли и собственных армий никак не могли решить где масло масляннее и переходили из лагеря в лагерь.

Новиград не сдавался, а Фергусу пришлось кроме ведения войны усмирить два бунта и предотвращать заговоры, которые плелись за его спиной в Цинтре.

809 год


"Венгербергская катастрофа" - маршал Раупеннак предательски убит в собственной спальне.

Принято обвинять в этом убийстве бежавших из Мирты магов, которым маршал решил вдруг отказать в своем покровительстве, не желая портить отношений с архимагистрами.

810 год


При странных обстоятельствах умер Гоидемар I Темерский.

Виллебальд коронован второй короной, объединив под своим правлением Реданию (доставшуюся в качестве приданного) и Темерию (унаследованную от отца).

В 810 году Раффару Белому удалось найти выход из положения, который устроил всех, кроме Фергуса и его сторонников. Раффар вынул из рукава свой козырь: принца Карелла, которого супруга Самбука родила через пол года после смерти мужа. Она постаралась сохранить настоящего наследника в тайне, поскольку партия Беренгара вар Дадыра в те времена была настолько сильна, что неожиданному наследнику, обладавшему большими правами, чем Беренгар, грозила серьезная опасность. Все это время принц Карелл жил в Мирте, не ведая о своем происхождении.

Раффару удалось убедить Беккера и Монка, что правление воспитанного в почтении к архимагистрам короля будет весьма кстати.

Когда истинный наследник появился в Вызиме, Виллебальд признал себя его вассалом. Его генералы остались этим очень довольны, поскольку они теперь не просто грабили реданские поселения, а защищали интересы легитимной власти.

Жрецы, для которых земельные конфискации и цинтрийские солнцепоклонники оказались страшнее, чем конкуренция чародеев, сожгли на костре отречение Береники, покаялись в собственной гордыне и поклялись в верности принцу Кареллу. Иерарх Новиграда, который не желал каяться, помер от несварения желудка, вызванного смесью из красавки и вороньего глаза.

Реданское дворянство, за счет которого Фергус одаривал своих соратников, присягнуло Виллебальду и присоединилось к темерской армии, надеясь, в случае победы, получить возможность на такое же самоуправство, какое творили темерские князья, разодравшие Темерию на несколько мелких княжеств.

Повстанцы, получившее оружие и продовольствие от Раффара Белого через телепорт в Грос Велене, поминали его в своих молитвах гораздо чаще, чем Вечное Пламя. Они стали теснить герцога Нитерта к Рынде и лишили армию Фергуса поставок продовольствия с севера. Фергус был вынужден снять осаду с Новиграда и, несолоно хлебавши, возвращаться домой.

Однако, было очевидно, что если Фергус вернется в Цинтру, то продолжение войны на ее территории станет неизбежным. Джамбатиста, и не желали чтобы их богатые поместья в долине Марнадаля пострадали. Посему они устроили государственный переворот: были арестованы все родственники и сторонники Фергуса. Фергус вар Дадыр был объявлен низложенным, его имущество конфисковали и пригрозили обезглавить, если он ступит на землю Цинтры. Поэтому корабли Фергуса, не заходя в Цидарис, двинулись дальше на юг. Попытки поднять бурю и потопить корабли посредством заклинаний были обречены на неудачу, поскольку в свите Фергуса оказался Иво Рише, который был не по зубам даже самому Джамбатисте.

Сторонники свергнутого Владыки Побережья попытались захватить власть в Гленвилле, но у них ничего не вышло. Это было тем более печально, что тут же против соотечественников вар Дадыра и их потомков были организованы репрессии. Многие бежали от преследований за перевалы гор Амелл, а остальных перерезали. Та же участь постигла и жрецов-солнцепоклонников храма Белого Пламени.

Большой неожиданностью для всех стало то, что восторженные толпы потребовали себе в правители Раффара Белого. С большим трудом ему удалось избавиться от этой сомнительной благодарности и добиться того, чтобы коронован был все-таки Карелл.

Восточные земли подчинились законному владыке.

Венгербергские маги, опасаясь преследований, бежали за Пустульские горы, в далекий Хэнгфорс, и учредили там республику.


Новиградская уния (812)


Окончание шестилетней войны не принесло долгожданного мира. Наступило время междоусобиц. Храм пытался вернуть себе утерянные за время войны поместья, князья спорили о границах и правах взимания пошлин, маги ссорились меж собой из-за прав на эльфьи могильники, краснолюды пытались вернуть себе предгорья Махаккама и удержать в своих руках Ривию - древнюю гномскую цитадель, которая оказалась окруженной людскими княжествами.

В 812 году умер Владыка Побережья Карелл. Наследников он не оставил, поскольку был стерилен из-за попыток Джамбатисты обучить его магии. Титул Владыки побережья перешел к представителю линии Дезмонда - Виллебальду I, королю Редании и Темерии.

Когда все уже окончательно устали от стычек, в Новиграде Виллебальдом I был созван большой королевский совет, на котором влиятельнейшие князья, маги, жрецы и друиды, отложив в сторону оружие, попытались уладить имеющиеся разногласия путем переговоров.

Виллебальд I был прозван хронистами "Тупицей". Однако, его недалекого ума хватило на то, чтобы во всем положиться на волю тех, кто был наделен мудростью и обладал обширными связями. Иначе вряд ли ему удалось усидеть на троне в течении 16 лет. Возглавил же королевский совет Раффар Белый, пользовавшийся необыкновенной популярностью в народе.

Формальной причиной Новиградской Унии стала попытка Яна Беккера вторично воспользоваться завещанием Самбука, по которому он наследовал корону Цинтры. Памятуя недавние попытки черни короновать Раффара Белого, а так же недолгую теократию иерарха Новиграда; было решено, что отныне и вовеки веков королевская власть не может оказаться в руках жреца, либо чародея, дабы не подменять интересы государственные, заключающиеся в заботе о подданных, интересами Духа и Силы, заключающиеся в заботе об увеличении личного могущества.

Присутствовавшие на том совете Джамбатиста и Джофрей Монк, а так же Беккер, спеленатый в двимеритовые оковы, вынуждены были согласиться с этим, поскольку видели всеобщий страх, который мог привести к гонениям. А Раффар Белый вынужден был отказаться от Соддена, и тут же на совете, скрипя зубами, продал свое княжество кому-то из клана Самбукидов.

Противостоять всему миру маги даже теперь не в состоянии, а тогда их было настолько мало, что при должном усердии чародейство можно было искоренить вовсе. Посему чародеи, присутствовавшие на этом совете, были вынуждены, так же, согласиться с отменой закона об Избранных, ибо многие феодалы не желали для своих детей участи Раффара Белого. С этих пор обучать магии стали подкидышей, бродяжек и детей с врожденными уродствами.

Жрецы, в свою очередь, вынуждены были согласиться с земельными конфискациями, совершенными при Фергусе, а так же уступить должности епархов светским лицам, отстояв лишь должность правителя Новиграда, которую со времен основания города занимал верховный иерарх Храма Вечного Пламени.

Виллебальд I, почитавший традиции, согласился на все изменения в древних законах, отделил власть над людьми от власти над природой и утвердил верховного иерарха в должности префекта Новиграда.

Трехсторонний договор (между клириками, чародеями и всеобщим королем) известен, как "Новиградская Уния" и стал основой законодательства во всех тех королевствах, на которые было разбито впоследствии единое государство Виллебальда Тупицы.


Вэрденский договор


Будучи ловким царедворцем, способным дипломатом и политиком, Раффар Белый извлек из императорской власти, которую князья общипали реформой "Золотого уложения", наибольшую выгоду не только для себя, но и для общего блага.

Время правления Виллебальда I было, по сути, диктатурой Раффара Белого, затаившегося в тени трона. Используя существующие противоречия, стравливая меж собой своих врагов, Раффар вновь наполнил казну, разворованную после смерти Дезмонда, добился стабильной ситуации на границах, возобновил торговлю с Махакамом, начал освоение земель севернее Тойны, основал Оксенфуртский университет, строил дороги, крепости и новые города. И мало кто знал, что государством управляет, вопреки Новиградской Унии, придворный маг.

На определенный срок Раффару действительно удалось укрепить государство, вернее завершить то, к чему стремился некогда Самбук. Однако, ни развитой бюрократии, ни сильных городов для усмирения центробежных сил и феодального раскола в те времена еще не было. Все держалось на личной преданности вассала государю. Вскоре уже знатные люди стали полагать, что не они обязаны своим положением королю, а король правит благодаря их благосклонности.

В 826 году Виллебальд I был отравлен либо женой, либо собственными детьми. Похоронив покойника, они, вместо того чтобы подчиниться старшему, поделили империю меж собой следующим образом: старший, Лотарь, кормившийся с должности наместника в Цинтре, получил пылившийся без дела трон Самбука и титул Владыки Побережья; Фольтест, будучи князем Вызима, получил Темерию со всеми вассальными землями Абрада Старого Дуба; а супруга почившего императора, Береника, стала регентшей при младшем сыне, королевиче Виллебальде. Регенство позволяло править Реданией и восточными землями, отвоеванными у эльфов.

И вновь пришло время кровавых междоусобиц. Береника с Лотарем поссорились из-за Соддена, который был спорной территорией еще во времена Фергуса вар Дадыра, и сын восстал против матери. Береника была вынуждена, так же, усмирять северные провинции, куда удалился, оказавшийся не у дел Раффар Белый, и воевать с собственной дочерью Матильдой, герцогиней Аэдирнской, которая решила, что тоже имеет право на собственное королевство, и задумала отложиться от Редании, поддерживаемая восточными князьями.

Завершилась смута спустя двадцать лет.

Первой причиной этого стало появление общего врага. В 843 году началась осада Ортагора армиями Кеаллаха вар Дадыра, сына Фергуса, изгнанного из Цинтры.

Второй причиной стала гибель герцогини Матильды Аэдирнской, в результате чего обезглавленные сепаратисты перессорились и быстро покорились Виллебальду II Реданскому, продолжавшему править под неусыпным надзором королевы-матери.

Третьей причиной стали политические игры консолидировавшихся магов, которые к тому моменту закончили чистку в своих рядах.

Наследники собрались в Вэрдене, в крепости Бодрог, и заключили там договор. Сим были установлены границы между государствами и союз против Кеаллаха вар Дадыра.

Дата публикации: 09.04.2006
Кол-во просмотров: 54042

 [1] 
[ Назад ]

keneida [02.07.2014 в 19:09]


К сожалению, возможность оставлять комментарии доступна только зарегистрированным пользователям! Пожалуйста, авторизуйтесь сейчас или зарегистрируйтесь.
Если вы уже прошли процедуру авторизации, попробуйте обновить страницу.